Авторская паста и паста, отобранная редакторами
  • Дата создания
    13 декабря 2012
  • Топиков
    4
  • Ограничение на постинг
    0.000

Бихай - 124

Человек – особенно в цивилизованных краях – всегда старается помнить о том, что делает его человеком. Не бить лежачих, не толкать падающих, не лезть без очереди, не прелюбодействовать слишком беззастенчиво, не брать чужого и много прочих «не» – больших и маленьких. Порой кажется, что мы намеренно воздвигаем слишком сложные моральные конструкции, чтобы надежно отгородиться ими от своей животной природы. Ее не то чтобы стыдишься – ее просто-напросто побаиваешься.
Если присмотреться, слой человеческого в нас пугающе тонок, а под ним явственно просматривается бездна, в которой царствует его величество Зверь – алчный, ненасытный и похотливый. И всю жизнь мы натягиваем на эту бездну тонкий латекс так называемых человеческих ценностей: у кого он погрубее и побюджетнее, того и гляди лопнет; у кого изыскан и эластичен, что твой дюрекс – проверен электроникой, с ароматом клубники с ванилью и с невероятными способностями к растяжению.

Растягивать латекс морали – удовольствие довольно извращенное. Обычно мастерски овладеваешь им к концу той поры, что называется юностью, устав получать из глубин своей бездны внезапные сюрпризы, влекущие за собой увесистые пиздюли извне.
Вынырнув и немного потоптавшись у пустынного праведного полюса, потихоньку сдвигаешься в более комфортные края и учишься реализовывать популярную схему «чтобы все было и за это ничего не было». Уже знаешь, что от резких движений защитный слой моментально рвется, поэтому договариваться с собой надо постепенно, раз за разом бережно ослабляя напряжение.
Вначале всегда бывает «нет, потому что нет». Совершаем ласковые движения подушечками пальцев. Появляется «нет, но может быть...», продолжаем не торопясь. «Почему бы и нет?». Клиент теплый, клиента можно брать. У внутреннего адвоката хорошие манеры и богатый словарный запас, он умеет убеждать и пользуется малейшими лазейками в кодексе – под конец даже самые агрессивные скептики улыбаются и разводят руками: «если нельзя, но очень хочется, то можно».
Вплотную прижимаясь сквозь почти до исчезновения растянутый латекс, зверь вылизывает тебя хищным горячим языком. Welcome home.
Читать дальше

Сказки темного леса

Как и всё на свете, волшебство бывает очень и очень разным. Есть места, где привычный мир отступает, где исчезают из сознания асфальтированные проспекты и кирпичные дома, где само течение времени воспринимается совсем по-другому. Всю зиму ты можешь провести в городе, предаваясь куражам и бесчинствам, почернеть от пьянства и совсем потерять представление, зачем на свете живешь. Может одолеть среда, и тогда в голове поселятся назойливые призраки из мира людей — Учеба и Работа, Семья и Отдых, Государство и Религия. Они станут бормотать, смущая разум и разъясняя, какие твои жизненные цели и чего тебе можно, а чего нельзя. С ними приходится советоваться, если живешь в городах, так как без них трудно устроиться в окружающем мире, но эти призраки взимают высокую плату. Они занимают весь ум, и на волшебство не хватает желания и времени.

Некоторые забывают оставить их дома, поэтому и в лесу продолжают быть горожанами. Леса для таких людей — промежутки незастроенной земли между крупными мегаполисами, и, даже будучи одни, они остаются скованными нормами государственных правил и уложений. Неудивительно, что такие люди не любят бывать в лесу — зачем? Их призракам скучно здесь, а сами они лишены привычных удобств.

Но есть и такие, для кого государство заканчивается там, где перестает быть видно последний электрический фонарь. Темнота лежит между деревьями, глаза больше не видят четкости геометрических форм, и следом за ними сбрасывает оковы привычного мышления разум. Мир людей, города и миллионы сограждан исчезают, телевидения больше нет, в один момент исчезает милиция и обнуляется УК, и через двадцать метров невозможно будет сказать, есть на этой планете еще кто-нибудь, кроме вас и ваших товарищей. Все прогрессивное человечество просто сгинет, и тогда словно приподнимается чудовищный пресс жестко зафиксированных представлений. В темноте между стволами растворятся социальные установки и материалистические концепции, мир людей мигнет и исчезнет, а освободившееся место займет древнее колдовство.
Читать дальше

b-210113

Можно всю жизнь надрываться на 3 работах, рвать жопу и менять шмотки, квартиры, машины. можно сидеть в долгах, ныть о том, какой ты несчастный. а можно носить свой старый прикид как вторую кожу, и в 3 часа ночи смотреть на звёзды.
Можно всю жизнь молиться и поститься, слушать радио радонеж, стенать. можно в 50 с лишним, учуяв терпкий запах старухи-смерти, метаться по церквям и замаливать грехи, да в могилу ложиться со скрюченными пальцами. а можно быть в мире с собой, и какой грозный бог тебя ни спросит – ответишь что жил по совести.
Можно ебать блядей, а потом в одиночестве курить на кухне. можно найти Ту Самую, а потом смотреть, как она превращается в истеричную стерву, да воспитывать её детей. можно вырастить достойную замену себе, жить тихо, и тихо уйти. а можно всю жизнь любить, пусть она – частью воспоминание, а частью – мечта.
Можно быть образцовым научным работником, и написать очень важный труд по классификации алгоритмов, или спроектировать самый точный прибор. можно быть тупым хуйлом, и завидовать проклятым вандербоям. можно быть быдлом и смотреть ящик. можно внезапно совершить революцию. а можно просто жить и наслаждаться.
Читать дальше

Бихай - 54

Люди меняются. Пять лет назад ты познакомился с веселой безбашенной девочкой, которая за вечер истребила все твои запасы сыпучих веществ и потом всю ночь имела тебя в различных позах — а сегодня вдруг встретил офисную тетю с усталым холодком в глазах и прозаком в сумочке. Твой друг, с которым вы вместе отжигали, уехал в Америку и пишет оттуда скучные письма, пытаясь вовлечь тебя в культ вещизма.

Такие перемены удручают, но не шокируют. Гораздо неожиданнее обнаружить на встрече выпускников бывшего зануду-ботаника и, разговорившись, узнать, что парень несколько лет прожил в кришнаитском монастыре, перепробовал всего шульгина, а теперь — о боже — стал ди-джеем.

Но меняются не только люди вокруг. Перемены внутри нас самих происходят постоянно — иногда с такой скоростью, которая способна испугать. Вчера ты был кофейно-никотиновым аддиктом — сегодня на дух не переносишь ни то, ни другое; завтра будешь немыслимо переться от здорового образа жизни — а послезавтра забухаешь, уедешь к теплым берегам и, полизывая емкости с текилой, будешь смеяться над тем дураком, который еще совсем недавно смотрел на тебя из зеркала.

А иногда… иногда, вспоминая прошлое, не можешь вспомнить ни эмоций, ни мотивации, что двигала тобой — и думаешь удивленно: а что, собственно, было нужно этому странному человеку, который жил в моем теле N лет назад?

Бихай